ENG | РУС Новости О музее Посетителю Достопримечательности Литература Контакты Археологические исследования Фестиваль

Мероприятия


Белецкий Сергей Васильевич

Крымов Е. Ю., Белецкий С. В. Таможня домонгольского времени на Верхневолжье

   Ратминское поселение расположено при впадении в Волгу ее правого притока Дубны. Впервые оно было описано еще в конце XIX века В.А. Плетневым и тогда же отождествлено с населенным пунктом Дубна, упомянутым в летописи 1216 года.
   С Ратминского поселения собрано много материала – уже имеется более тысячи предметов, не считая фрагментов керамики. Характер находок указывает на выделение прослойки профессионального воинства и в целом на городской характер поселения. Хронологически подавляющее большинство находок укладывается в рамки XII-XIII столетий. Предметы более раннего и более позднего времени отсутствуют. Основание поселения, судя по некоторым косвенным данным, относится к началу 30-х годов XII в. (С.В. Белецкий, 1987). Гибель поселения в пожаре XIII в. соответствует летописным сведениям о событиях феодальной войны 1216 г. (А.В. Успенская, 1966).
   Таким образом, древнерусская Дубна – типичный древнерусский город домонгольского времени. Этот контекст представляется существенным для понимания обширной сфрагистической серии, происходящей с памятника. В состав серии входят, кроме трех печатей и двух заготовок печатей (С.В. Белецкий, Е.Ю. Крымов, 1990), также 35 пломб и 9 заготовок для пломб. Кроме того, в частных коллекциях известно еще не менее десяти пломб с Ратминского поселения.



В музее археологии и краеведения

   Результаты изучения пломб и заготовок для пломб с Ратминского поселения позволяют сделать вывод о том, что подавляющее большинство пломб оттиснуто на заготовках иных типов, нежели найденные на поселении, и, следовательно, пломбы происходят не из самой Дубны, а из других центров. Среди княжеских знаков на пломбах представлены тамги Всеволода Мстиславича, княжившего а Новгороде и в Пскове, Святополка Мстиславича, занимавшего столы в Полоцкой земле, Пскове, Берестье, Новгороде и Владимире Волынском, а также знаки, относящиеся к ветви развития тамги, характерной для потомков Юрия Долгорукова (А.А. Молчанов, 1985). Четыре пломбы с изображением креста на аверсе и святого на реверсе, оттиснутые одной парой матриц, соответствуют пломбе, происходящей из Пскова. Можно считать, что большинство пломб происходит либо из Новгорода Великого, либо из Низовских земель.
   Следует отметить, что после Дрогичина, в пределах которого обнаружено несколько тысяч подобных предметов (по разным сведениям не менее 8,5, но не более 15 тысяч пломб), и Новгорода Великого (более 400 пломб) серия находок пломб на Ратминском поселении (около 50) оказывается количественно третьей. В Рязани таких пломб найдено не многим более 30, в Пскове – чуть более 20, в Белоозере – 19, а в других пунктах подобные находки единичны. Уже одно это не может не вызывать повышенный интерес к древнерусской Дубне.
   К сожалению, пломбам в вопросе их изучения повезло значительно меньше, чем актовым печатям. Они «остаются по-прежнему не изученными, а их тщательная и полная систематизация… продолжает оставаться нерешенной задачей» (А.А. Молчанов, 1985). В частности, остается предметом дискуссий вопрос о функциональном значении пломб: их считают актовыми печатями, связывают с товарно-денежными отношениями «безмонетного периода» в истории Руси, называют торговыми пломбами.
   Не считая возможным делать какие бы то ни было окончательные выводы, хотелось бы подчеркнуть следующее: располагаясь на пограничье Новгородской и Ростовской земель (в начале XIII в. на границе владений Новгородского и Переяславского княжества), город Дубна в то же время размещался на оживленном торговом пути, связавшим Новгород с Низовскими землями. Находки актовых печатей позволяют уверенно утверждать, что город с момента своего основания находился в сфере интересов новгородского республиканского правительства, привлекая к себе внимание высших боярских магистратов, а в период расцвета был не только напрямую связан с удельным Переяславским княжеским столом, но являлся местом существования постоянно действующего административного пункта, чиновники которого располагали правом скреплять документы актовой печатью.
   Находясь на торговом пути, на пограничье двух самостоятельных территориально-политических образований, город Дубна не мог быть ни начальным, ни конечным пунктом торгового пути, а сравнительно небольшие размеры города (с учетом размытой водами Волги части поселения – около 6 га), безусловно, относят его к числу малых городов Руси. Однако эти же данные вместе с фактом обнаружения на Ратминском поселении серий заготовок для пломб наводят на мысль о том, что в Дубне происходило освидетельствование товаров, направляющихся из Низовских земель в Новгород и из Новгорода в Низовские земли. Иными словами: древнерусская Дубна в XII-XIII вв. представляла собой не только пограничный пункт на рубеже между владениями Новгорода Великого и Северо-Восточной Русью, но выполняла важные функции таможенного пункта на торговом пути, соединявшем оба государства. В первую очередь речь должна идти, видимо, об освидетельствовании продуктов питания, поставляющихся в Новгород из Низовских земель.
   Не случайно именно города Верхневолжья, в том числе Дубна, были стерты с лица земли в войне 1216 г., начавшейся в след за попыткой переяславского князя Ярослава Всеволодича объявить Новгороду торговую блокаду.


к списку публикаций
Проектор BENQ MX815ST смотри здесь .

Нравится