ENG | РУС Новости О музее Посетителю Достопримечательности Литература Контакты Археологические исследования Фестиваль

Мероприятия


Косых А. М.


Косых А. М. Костяная флейта X века из Старой Ладоги.


В 1930-40-х гг., в ходе археологических исследований экспедиции В.И. Равдоникаса были обнаружены четыре костяных изделия, определенные как остатки духовых музыкальных инструментов. В настоящее время для изучения доступен лишь один из них, прочие не сохранились.
   Ныне этот артефакт находится в составе 8-й по описи Староладожской коллекции Государственного Эрмитажа (Сл-555/115; рис. 1). Он представляет собой обломок полой птичьей косточки, длиной 116 мм, диаметром 11 мм и толщиной стенок 2 мм. На лицевой поверхности трубочки через равные расстояния (18 мм) сделаны 3 отверстия (одно из них угадывается, так как в этом месте инструмент сломан), диаметром 4 мм (рис. 2). Углубления, вырезанные для подушечек пальцев, свидетельствуют о том, что эти отверстия были именно игровыми (или пальцевыми), то есть использовались для изменения высоты звука и извлечения мелодии. Сочетание в рассматриваемом обломке таких признаков, как полая трубочка, несколько одинаковых отверстий, расположенных в ряд через равные интервалы и характер исполнения этих отверстий позволили определить эту находку как обломок духового музыкального инструмента (рис. 3). Малое количество пальцевых отверстий позволяет предположить, что инструмент при игре держали одной рукой. Заполированность поверхности инструмента говорит о том, что на нем играли довольно долго (рис. 4).
   Сломанный инструмент выбросили, и вместе с тридцатью пятью обломками лепной керамики, четырьмя осколками орехов, одной рыбьей косточкой, одним костяным острием и одной двойной бисериной он был извлечен на свет 3 июля 1948 года. Культурный слой, вскрытый раскопом на Земляном городище на глубине 0.66-0.83 от репера, относится к горизонту д и датируется X веком.
   В полевой описи, а затем и в описи музейной рассматриваемую находку обозначили как «костяной свисток». В археологии название это очень неопределенное, так как им обозначают подчас разные типы изделий. Не только в молниеносном определении в поле свежей находки, но и во время кабинетной подготовки материалов к публикации. Так, Н.Е. Бранденбург «костяным свистком» именовал простую полую трубочку без каких-либо отверстий (Бранденбург 1887: 328; ср. оп. хр. 888, № 119). Т.Н. Никольская детали духовых инструментов – костяные свистки почему-то называла «свистульками из кости» (Никольская 1962: 227, рис. 6:9, 10). В последнее время термин свисток закрепился за сигнальным инструментом типа корабельного свистка или боцманской дудки, изготовлявшимся из рога или бронзы (Поветкин 2000: 170, 172, 174; с. 173 – Табл. III, рис. 1). В литературе наша находка известна под названием «костяная свирель» с 1966 года. Так ее описала Ольга Ивановна Давидан в небольшом разделе о музыкальных инструментах из хорошо известной статьи «Староладожские изделия из кости и рога», легшей в основу кандидатской диссертации 1974 года. Почему-то в археологической литературе любят именовать духовые музыкальные инструменты из полой косточки с рядом отверстий свирелями. Между тем, свирелями называют дудочки из дерева или тростника. Называние свирелями флейт является попросту бытовым, что даже отмечено в современном толковом словаре русского языка. Обозначать флейту, еще и сделанную из кости свирелью, совсем уж неверно. По международной систематике Хорнбостеля – Закса ладожской флейте может быть присвоен индекс 421.111.12, который обозначает открытую одиночную продольную флейту с боковыми отверстиями.
   Духовые инструменты из кости являются едва ли не древнейшими на планете. Первые экземпляры костяных флейт обнаружены на палеолитических стоянках. Использование кости для изготовления музыкальных инструментов более характерно для охотников, постоянно имеющих дело с кучей животной добычи, нежели для земледельцев, основной бытовой ремесленный материал которых был все же растительным. В лесной зоне Восточной Европы истоки костяных флейт следует искать у охотничьих племен эпох неолита и раннего железного века. Тогда были распространены не собственно флейты, а простейшие звуковые приспособления для подманивания птиц, а возможно, и общения с духами природы. Серии таких изделий встречаются среди находок с городищ раннего железного века как дьяковской культуры, так и Днепро-Двинского региона. На рисунках 5 и 6 представлены обобщенные изображения костяных манков с Щербинского городища и городища Подгай. Инструменты с неолитического поселения Дубокрай V составляют исключение, так как являются флейтами, достаточно изысканно исполненными.
   В Ладогу костяные флейты попали, скорее всего, из Северной Европы. Хотя традиции изготовления костяных духовых у окрестных финских племен, безусловно, были, они пока не подтверждены достойными находками. Современные рассматриваемой флейте костяные инструменты с двумя или тремя отверстиями для пальцев относятся к эпохе викингов и распространены повсеместно в регионе Балтики и Северного моря (рис. 7). Это, прежде всего, флейты из Тетфорда (IX в., Англия; рис. 8), Хедебю (IX в., Дания; рис. 9), Бирки (IX-X в., Швеция; рис. 10). В Восточной Европе – поселения, имеющие бесспорные скандинавские связи. На рисунке 11 представлена замечательная костяная флейта с руническими знаками из Шестовицкого комплекса, датируемая XI веком. Флейты делали из берцовых костей животных или птиц. Ближе всех к ладожской флейте инструменты из Хедебю и Сетфорда, сделанные из большеберцовой гусиной косточки (рис. 12, 13, 14).
   Обломок ладожской флейты не дает однозначного представления о целом облике инструмента в древности. Неизбежно возникают вопросы о его былом конструктивном устройстве. Как из него извлекали звук? Был ли его верхний край снабжен щелью или нет? Был ли инструмент оснащен втулкой или язычком? Ведь, как правило, возбудитель звука у костяных флейт не сохраняется.
   Представление о звучании ладожской флейты может быть различным и опирается как на реконструктивные работы западноевропейских исследователей, так и на этнографические параллели позднейшего времени. Так, флейта из Бирки (рис. 15) была реконструирована с деревянной втулкой, а пульс импровизированного наигрыша подчеркнут притопыванием ног. Вообразить звук костяной флейты из Бирки поможет реконструкция Аке Эгевада. Он изготовил реплику и сыграл плясовую (дорожка 34). Музыкально-этнографические наблюдения указывают на бытование среди пастухов Приладожья (бассейн реки Сясь, Тихвинский район) моржовых и диклевых дудок, снабженных как раз щелью. Пастухи делали на них «свою игру» (т.е. импровизировали музыку для слушания), реже сопровождали шуточные припевки на уличных гуляниях. В Центральной Европе костяные флейты использовали словацкие старьевщики, когда оповещали села о своем появлении. Не услышать их, думаю, было невозможно. Звуки костяной флейты резкие, отрывистые, высокие, если не пронзительно-писклявые.
   Как использовали ладожскую флейту можно только гадать. Ясно лишь, что ее бытование в Ладоге X века связано с одной стороны, с более чем тысячелетней традицией изготовления костяных музыкальных инструментов в лесной зоне Европы, а с другой – с четким балтийским импульсом эпохи викингов. В XIII-XV веках костяные флейты были распространены в поселениях, либо расположенных вблизи Балтийского и Северного морей, либо обладающих связями с названными регионами. Об этом свидетельствуют находки из городищ Тервете (XIII в.; рис. 16, редкое изображение на глиняной обмазке) и Турайда (рис. 17), замка в Саласпилсе (XIV в.; рис. 18 – все на территории Латвии) и ряда поселений северной части Нидерландов (XII-XIV вв.; рис. 19). Следует отметить, что костяные флейты не характерны для музыкальной культуры древних Новгорода и Пскова, да и позднесредневековой Ладоги.



Нравится