ENG | РУС Новости О музее Посетителю Достопримечательности Литература Контакты Археологические исследования Фестиваль

Мероприятия


Кузьмин Сергей Леонидович




Кузьмин С. Л., Волковицкий А. И. Ладожские бастионы и горизонт В земляного городища (проблема хронологии)


    Масштабные раскопки в Старой Ладоге, систематически проводившиеся с конца XIX в., позволили накопить значительные по объему материалы, отражающие различные аспекты материальной культуры средневековой Ладоги. Анализ отдельных археологических комплексов и их совокупностей позволил во многом оценить значение, прежде всего, раннесредневековой Ладоги. Однако, даже беглое знакомство с ладожской историографией позволяет констатировать следующий вывод – археология привлекается для разработки относительно ранней проблематики, главным образом, в пределах VIII–XI вв.
    Культурные напластования XI–XVII вв. представленные на территории Ладоги и ее ближайшей округи до сих пор использовались преимущественно как иллюстративный материал для характеристики тех или иных точек зрения на историю культовой и фортификационной архитектуры. Отсутствие внимания к ним заключается, вероятно, лишь в их внешней кажущейся «нерепрезентативности» на фоне эффектных слоев с органикой VIII–X вв. Однако, несмотря на худшую стратифицированность горизонтов Г и В (по общепринятой стратиграфии, введенной В. И. Равдоникасом) и отсутствие дендродат, существуют перспективы работы с материалами этих слоев, позволяющие уточнить некоторые аспекты истории средневековой Ладоги.
    Одной из актуальных проблем в изучении поздних напластований Земляного городища является их стратиграфическое, планиграфическое и, соответственно, хронологическое соотношение с дерево-земляными укреплениями, расположенным к югу от каменной крепости, за которыми закрепилось название «Земляное городище». Н. Е. Бранденбург считал, что укрепления бастионного типа рядом с каменной крепостью появляются между 1628 и 1649 г., хотя в некоторых документах «Земляной город» упоминается уже в 1646 г. [Бранденбург 1896: 228–231]. Н. И. Репников, вслед за Н. Е. Бранденбургом особо акцентировал внимание на том факте, что в источниках дерево-земляные укрепления не упоминаются до 1628 г., хотя и возводятся «задолго до 1649 г.» [Старая Ладога 1948: 12–14]. Согласно устоявшейся в настоящее время точке зрения, они возводятся в Ладоге в 1584/1585 гг. Именно к этому году относится свидетельство разряд-ной книги о том, что «…в Ладоге город делал Василий Петров сын Головин» [Кирпичников 1979: 472]. А. Н. Кирпичников рассматривает это известие, находящееся в интервале до 1629/30 г. (первое достоверное упоминание в росписном списке дерево-земляных укреплений Ладоги [Раппопорт 1952: 195]), как несомненно относящееся к бастионной фортификации, сооружаю-щейся рядом с каменной крепостью XII в., капитально перестроенной в 1490-е гг. [Кирпичников 1984: 23] [1].
        Следует отметить, что до публикаций А. Н. Кирпичникова время строительства дерево-земляных укреплений всеми исследователями относилось к более позднему периоду, причем, не последнюю роль в такой оценке, играли и археологические материалы горизонта В, подстилающего насыпные валы, из которого происходя находки, определенно связанные с XVII в.
    Впервые конструктивные особенности насыпных валов и бастионов Земляного городища археологически исследовал Н. И. Репников. Дальнейшее изучение укреплений Земляного городища, к сожалению, не стало предметом самостоятельного исследования, а происходило, прежде всего, как удаление балластного слоя при достижении уровня слоев более ранних эпох.  
В 1930–50-х гг. экспедиция В. И. Равдоникаса, ведя раскопки площадки Земляного городища, выявила горизонт синхронной застройки со следами пожара, который получил литерное обозначение «В» [Равдоникас 1949: рис. 4; Гроздилов 1950: 139–140]. Этот горизонт фиксировался и в пределах раскопов Е. А. Рябинина, где он залегал непосредственно под основанием насыпей вала [Рябинин 1985: 30–31; Рябинин 1992: 112]. Та же картина наблюдалась и в раскопках А. Н. Кирпичникова, затронувших северо-западный бастион и южную куртину [Кирпичников и Назаренко 1997: 63–64; Кирпичников и Сорокин 2001: 137–142].
    В качестве явного стратиграфического репера могут выступать следы пожара, отчетливо прослеженного на соответствующем уровне как на участках, перекрытых валами, так и на пространстве, ими ограниченном. Таким образом появляется возможность уточнения времени воз-ведения укреплений, исходя из определения верхней даты горизонта В.
До сих пор эта дата a priori привязывалась, скорее, не к конкретному археологическому материалу, а к представлениям исследователей о времени возведения укреплений Земляного городища. Однако письменные источники не содержат прямой информации об этом событии, поэтому апелляция исключительно к ним, при наличии археологического материала, выглядит, на наш взгляд, методически не корректной.
     Несомненно, что формирование горизонта В продолжалось и в начале XVII в., о чем красноречиво свидетельствует находка золотого дуката, чеканенного в провинции Гельдерн в 1607 или в 1603 г. Стратиграфические условия его залегания – в щели пола одной из сгоревших построек горизонта В, исследовавшейся в 1948 г. – исключают возможность попадания монеты в слой в результате позднейшего перекопа [Гроздилов 1950: 140].
     К числу таких же датирующих находок, возможно следует отнести синеватую керамику горизонта В, западноевропейского происхождения, аналогичную, как считал Г. П. Гроздилов, керамической чаше, найденной Н. Е. Бранденбургом при расчистке одной из бойниц каменной крепости [Бранденбург 1896: Табл. LXIV]. По периметру этой чаши расположена немецкая надпись, заканчивающаяся цифрой «1596 г.». Безусловно, вопрос о подобной керамике требует самостоятельного исследования, однако, ее хронология и, соответственно, дата горизонта В может не соотноситься с общепринятым сейчас временем строительства ладожских бастионов.
    Хронология всей совокупности материалов, происходящих из горизонта В без их деталь-ной разработки пока может ограничиваться широкими рамками XV–XVII вв. Отмеченные выше факты позволяют утверждать, что строительство укреплений произошло не ранее пожара, уничтожившего застройку горизонта. Нумизматический материал не дает возможности относить это событие к XVI в. Наиболее вероятная верхняя дата горизонта В – первые десятилетия XVII столетия. Следовательно и время строительства земляных укреплений, исходя из отмеченных археологических фактов, приходится на этот или последующий период, но не позднее 1629/30 г.


[1]  Иная точка зрения на время постройки ладожской крепости, предполагающая ее возведение как раз в середине 1580-х гг. [Мильчик и Коляда 1992: 125–133], позволяет соотносить вышеупомянутое свидетельство разрядной книге со строительством именно каменных, а не дерево-земляных укреплений. Такая трактовка, в частности, объясняет, почему в источнике не поясняется о каком именно «городе» - каменном или деревянном – идет речь. Для XVI в., когда единственным укреплением Ладоги являлась каменная крепость детализация информации не представлялась необходимой, в то время как в документах последующего, XVII столетия постоянным становится упоминание в Ладоге уже двух «городов» - каменного и деревянного.


-  Бранденбург 1896 – Бранденбург Н. Е.. Старая Ладога. СПб, 1896.
-  Гроздилов 1950 – Гроздилов Г. П. Раскопки в Старой Ладоге в 1948 г. // СА. Т. XIV, 1950.
-  Кирпичников 1984 – Кирпичников А. Н. Каменные крепости Новгородской земли. Л., 1984.
-  Кирпичников 1979 – Кирпичников А. Н. Крепости бастионного типа в средневековой России // Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник 1978 г. Л., 1979.
-  Кирпичников и Назаренко 1997 – Кирпичников А. Н., Назаренко В. А. Деревянные сооружения Старой Ладоги по раскопкам 1984–1991 гг. // Древности Поволховья. СПб, 1997.
-  Кирпичников и Сорокин 2001 – Кирпичников А. Н., Сорокин П. Е. Археологические раскопки в Старой Ладоге в 2000 г. // Миграции и оседлость от Дуная до Ладоги в I тысячелетии хри-стианской эры. Пятые чтения памяти Анны Мачинской. Материалы к чтениям. СПб, 2001.
-  Мильчик и Коляда 1992 – Мильчик М. И., Коляда М. И. Новая датировка каменной крепости в Старой Ладоге // Russia Mediaevalis. T. VIII, 1. München, 1992.  
-  Равдогикас 1949 – Равдоникас В. И. Старая Ладога: (Из итогов археол. исслед. 1938–1947 гг.). Ч. 1. СА. Т. XI, 1949.
-  Раппопорт 1952 – Раппопорт П. А. Из истории военно-инженерного искусства Древней Руси // МИА. № 31, 1952.
-  Рябинин 1985 – Рябинин Е. А. Новые открытия в Старой Ладоге (итоги раскопок на Земляном городище 1973–1975 гг.) // Средневековая Ладога. Новые археологические открытия и ис-следования. Л., 1985.
-  Рябинин 1992 – Рябинин Е. А. Уникальный комплекс снаряжения верхового коня из Старой Ла-доги (к истории русско-западноевропейских связей в московскую эпоху) // Slavica. Gandensia. 19, 1992.
Старая Ладога 1948 – Старая Ладога. Л., 1948.

МИА        – Материалы и исследования по археологии СССР. М.
СА        – Советская археология. Л.; М.


к списку публикаций


Нравится