ENG | РУС Новости О музее Посетителю Достопримечательности Литература Контакты Археологические исследования Фестиваль

Мероприятия


Кузьмин Сергей Леонидович




Охранные раскопки у дер. Бесовка Тихвинского района Ленинградской области в зоне строительства Северо-Европейского газопровода в 2006 г.

Охранные раскопки у дер. Бесовка Тихвинского района Ленинградской области в зоне строительства Северо-Европейского газопровода в 2006 г.
   14.12.2006 В полевом сезоне 2006 г. Северо-Западной археологической экспедицией Лаборатории археологии, социальной истории и культурного наследия НИИ комплексных социальных исследований Санкт-Петербургского Государственного Университета проведены раскопки могильника у д. Бесовка в зоне строительства Северо-европейского газопровода.
   Выявленный в прошлом сезоне могильник на основании сбора подъемного материала был определен как могильник с погребениями по обряду кремации «на стороне». Измельченные кальцинированные кости лежали россыпью на поверхности земли. Однако до раскопок получить полноценную характеристику его обряда и произвести культурно-хронологическую атрибуцию не представлялось возможным.
   Следует отметить, что поблизости (1-2 км к югу, выше по течению р. Сясь) локализуется целый ряд памятников разных эпох: раннесредневековые городище и селище у д. Городище, сопки и курганы, вероятно им синхронные, могильник приладожской курганной культуры X-XI вв., древнерусский могильник XI-XII вв. (Бесовы Харчевни/Красная Заря) и др.
   Могильник находится в 1 км к западу-северо-западу от д. Бесовка (бывшие Бесовы Харчевни, затем Красная Заря, в 150 м справа от шоссе Новая Ладога - Тихвин (53-54 км), на просеке к северу-северо-западу от действующей нитки газопровода, на гребне моренной гряды, представляющей собой часть коренного правого берега р. Сясь, в 0,4 км от уреза воды и на 17-20 м выше него.




   Ориентировочные размеры могильника были первоначально, в ходе разведочного обследования 2005 г., определены как 30Х20 м. Поверхность была покрыта мелкими деревьями, подросшими с момента прокладки действующего газопровода. Несомненно, что более южная часть могильника была затронута земляными работами, хотя имелась надежда, что в северной его части сохранилась оригинальная поверхность. На указанной площади обнаружен разброс мелких кальцинированных костей. Общее собранное их количество не превышало 50-60 г.
   Повторные поверхностные сборы текущего года практически не дали результатов (вероятно, почти все кости были собраны в 2005 г.). Работа с металлодетектором результатов не дала, да и дать не могла, поскольку это место сильно захламлено современными металлическими артефактами: обрывки проволоки, бутылочные пробки, фольга от сигаретных пачек и т.п.
Все это осложняло выбор методики раскопок. Было принято решение вести раскопки могильника вначале как поселения или могильников с поверхностными трупосожжениями, опыт исследования которых накоплен нами по материалам комплекса раннесредневековых памятников Которский погост (Плюсский район Псковской области).
   После удаления растительности (кусты, мелкие деревца) была произведена разметка и нивелировка поверхности. Сплошной раскоп общей площадью 300 кв. м состоял из трех участков ( №1 и №2 – 10x12 м = 120 кв. м; № 3 – 10x6 м = 60 кв. м). Пикетная сетка состояла из квадратов со стороной 2 м. Линии квадратов ориентированы под углом 45 градусов к оси Север-Юг, что обусловлено характером местности (направление действующего газопровода, очертания рельефа: перепад высот в пределах раскопа достигал 1,5 м.
   Разметка производилась в единой сетке координат. Обозначение квадратов велось по южному пикету. Нумерация пикетов велась от пикета А0, находившемся на стыке участков №1 и №2. Линии пикетов по направлению Юго-Запад – Северо-Восток: от Д до Е; по направлению Юго-Восток – Северо-Запад от 0 до 9. Отсчет нивелировочных отметок производился от единого репера, находившегося к западу от раскопа (поверхность спиленного дерева). Между участками были оставлены временные бровки для фиксации стратиграфии. Однако, как впоследствии выяснилось, это практически не имело смысла, о чем будет сказано ниже.




   Дерна как такового на большей части площади не имелось. Поверхность была покрыта тонким (1-3 см) слоем мха, среди которого находились значительные участки обнаженного грунта, где собственно в 2005 г. собраны кальцинированные кости.
Разборка слоя содержавшего кости производилась вручную садовыми совками с последующим просеиванием через сетку натянутую на рамы. Это обусловило длительность процесса раскопок.
   Стратиграфическая граница между слоем содержавшим кости и слоем, где их не было фактически отсутствовала. Поэтому материк определяется весьма условно (по сути дела, костеносный слой тоже материк), он выделяется несколько большей плотностью грунта (желто-серый песок) и его несколько меньшей гумусированностью.
Несмотря на тщательность просеивания, кальцинированных костей оказалось крайне мало (не более, чем собранных с поверхности). Они сильно обожжены и измельчены. Основная их масса сосредоточена на участке № 1, преимущественно в центральной его части (табл. 8). Единичные косточки встречены в юго-восточной части участка № 3 и северной и восточной части участка № 2. Зачистка повехности «условного» материка не выявила следов ровиков или могильных ям. Все материковые углубления носили либо естественный, либо поздний техногенный характер.
   Тем более неожиданным стало обнаружение на участке №1 двух скоплений несожженных человеческих костей, залегавших вне анатомического порядка (именно поэтому их крупномасштабный план не вычерчивался, а их расчистка не могла быть осуществлена).
   Скопление костей, обозначенное условно как I, находилось в кв. В2., залегало на глубине –200/-205 от R на площади 0,6x0,6 м. Кости представлены фрагментами ребер и лучевой кости.




     Скопление костей, обозначенное условно как II, находилось в кв.кв. Д4 и Д5 на глубине –230/-240 от R. Среди невыразительных обломков трубчатых (?) костей выделяется фрагмент крышки черепа, по всей видимости, затылочной части. Характер черепного шва указывает на его принадлежность взрослому человеку.
    Удивляет практически полное отсутствие находок. На всем раскопе нет ни единого фрагмента керамики. Только в кв. В3 найдено железное пластинчатое кресало с завитком на конце и в кв. Г5 обломок сланцевого оселка.
  В результате раскопок трудно дать однозначную характеристику исследованному памятнику. Сильные повреждения препятствуют этому. Несомненно, что он не относится к типичным грунтовым могильникам, иначе бы сохранились ямки с костями (по крайней мере, в своей нижней части, а кости были бы более концентрированно распределены по площади раскопа). Отсутствие ровиков и скудость инвентаря говорят о том, что исследованный памятник вряд ли относится к числу могильников «классической» приладожской курганной культуры, хотя сами находки вполне вписываются в контекст ее древностей. Правда, нельзя обойти стороной факт, что в 1911 г. А.И. Колмогоров фиксировал курганную группу на правом берегу р. Сясь у д. Бесовка, где исследовал две насыпи. Но быть уверенным, что нами локализованы остатки этой группы, нельзя.
   Вряд ли мы имеем дело и с могильником типа упомянутых выше могильников с трупосожжениями. Поэтому наиболее вероятно, что он может рассматриваться в рамках особой погребальной традиции, а именно так называемыми «домиками мертвых», исследование которых на Северо-Западе только-только начинается.



к списку публикаций


Нравится