ENG | РУС Новости О музее Посетителю Достопримечательности Литература Контакты Археологические исследования Фестиваль

Мероприятия


СЕЛИН АДРИАН АЛЕКСАНДРОВИЧ




Селин А. А. Григорий Никитич Муравьев.Кто создавал условия непрерывной жизни


    История Смутного времени в России - пожалуй, одна из самых популярных тем в работах историков XVIII-XXI вв. Вместе с тем, каждое новое поколение исследователей выходит на новый уровень ее разработки. Это не случайно. История Смутного времени, которое, как известно, кончилось для России приходом к власти династии Романовых, династии, особенно на первых порах, клерикальной (почти обскурантистской) и автократичной, характерна тем, что именно с этого времени стали отчетливо просматриваться многие тенденции, которые в дальнейшем будут наблюдаться как учеными, так и обывателями в разных областях русской жизни. С другой стороны, Смутное время, наверное впервые в русской истории, выявило такие понятия как гражданственность, ответственность, особенно явно, или как тогда говорили, "явственно", поставило вопрос о зрелости общества, о возможностях выбора . Вместе с тем Смута - эпоха, не смотря ни на что, чрезвычайно изобилующая источниками.
   То направление исследований, которое в настоящий момент кажется предпочтительным автору этих строк - это исследование отдельного (часто одинокого) человека в истории. Именно применительно к русской Смуте начала XVII в. у ученых впервые появляется адекватная возможность разработок в этом направлении. Причем, если биографиям таких персон, как М.В.Скопин-Шуйский или Лжедмитрий I посвящена богатая и достойная историография, то портреты людей "второго плана" не столь обильно представлены в литературе . Хотя именно перед такими людьми в 1613-1617 гг. действительно стоял выбор - и они, избрав на царство Михаила Романова, разъехались по своим уездам, предпочтя свои частные проблемы - малолюдность поместий, несправедливый оклад, неподобающее заслугам место в списке служилого сословия - тем, что стояли перед страной, тогда как, по меткому наблюдению В.Кивельсон, в то же время "на Западе средний класс формировал новое понятие о гражданстве, а соседней Польше знать управляла королем)" .
    В настоящей работе речь пойдет о Григории Никитиче Муравьеве - новгородском служилом человеке начала XVII века, чья деятельность, в значительной мере, определяла жизнь Северо-Запада в годы существования Новгородско-Шведского политического альянса 1611-1617 гг., но при этом не выдвинула его на первый план истории . Вершиной карьеры Г.Н.Муравьева была служба на воеводстве в Ладоге, в 1611 и в 1623 гг.
   Муравьевы - помещики, так сказать, первого поколения. Они были среди тех, кто был поселен в Новгородской земле еще в конце XV в. Иваном III. Родовым гнездом Муравьевых на новом месте стало Полужье, в частности - село Теребени Сабельского погоста. Еще в 1815 г. новгородский губернатор Н.Н.Муравьев жил летом в Теребонях на отдыхе .
    Как и для большинства новгородцев этой эпохи, мы довольно хорошо представляем себе основные вехи биографии Г.Муравьева в период Смутного времени и несколько ранее.
    В 1605 году боярин и воевода М.Г.Салтыков проводил смотр дворян Водской пятины в Ивангороде. Братья Григорий и Феоктист Никитичи Муравьевы на этом смотре служили в окладчиках - в их обязанности входило советовать воеводе, кто из почти 700 дворян Водской пятины какого оклада достоин. Сам Г.Н.Муравьев служил в то время головой у Ивангородских стрельцов. Он был записан среди дворовых детей боярских с наивысшим окладом в 600 четвертей .
    Накануне взятия Новгорода шведами в июле 1611 г., Муравьев - ладожский воевода, командующий городским гарнизонов из 200 голодных стрельцов, тех, которые, вероятно были введены в крепость после ухода из Ладоги французов Делавилля, получает приказ от чашника и воеводы В.И.Бутурлина и боярина и воеводы И.Н.Большого Одоевского выдать гарнизону хлеб из государевых житниц и сообщить им, что перемена будет после того, как новгородские правители заключат договор с Делагарди . В те недели 1611 года, когда новгородцы, расправившись с Иваном Салтыковым, искали возможности для выхода из политического тупика, Муравьев занимается обустройством Ладожской крепости, как и все люди того времени проявляя жесткость, а иногда и жестокость к местному тяглому населению. Жители вотчины Новгородского Духова монастыря в Михайловском погосте на Ладожском пороге и через несколько лет вспоминали, обращаясь к генералу Делагарди: "как ты, государь Яков Пунтосович, пришол на Волхов в Солцу, и в те поры Григорей Муравьев доправил на наших крестьянишках в Ладогу тритцать человек города делати" . Примерно в то же время о деятельности Муравьева на ладожском воеводстве вспоминали и жители дворцового Иссадского рядка: "и тех нас досталных людишок, которые остались от немец, [л]ета имали в город Ладогу воевода Григорей Никитич Муравьев на городовые поделки и города чистить и навоз возити и ратным людем [лю]цкой корм и подводы на все стороны подо всякие под гонцы и под [рат]ных людей" . По всей вероятности, именно Муравьев возглавил осенью 1611 г. оборону Ладожской крепости, когда ее осадило совместное шведско-новгородское войско во главе с Клаусом Слангом (впоследствии - шведским комендантом Нотебурга) и В.Ф.Бутурлиным (не путать с чашником В.И.Бутурлиным). Немногие сохранившиеся источники показывают, что оборона Ладожской крепости была достаточно упорной, шведы применяли "наряд" - артиллерийские батареи, размещенные первоначально на Вындине Острове .
    После занятия Ладоги шведами осенью 1611 г. Григорий Муравьев назначается воеводой Тесовского острожка (во всяком случае, к декабрю 1611 г.) Вероятно, это было в практике правительства Делагарди-Одоевского - перевод воевод, воевавших на стороне политических противников, но целовавших крест Карлу Филиппу, на равноценные, но удаленные должности. Выполняющий обязанности воеводы, Г.Н,Муравьев не участвует в подписании приговора об отправлении посольства новгородцев к шведскому принцу Карлу Филиппу . Но на своем посту Григорий Муравьев предпринимает вполне решительные действия.
    Действия эти были вызваны конфликтными ситуациями, которые возникали между русскими воеводами острога, в обязанности которых входило обеспечение шведского гарнизона, и сборщиками кормов, назначавшимися из Новгорода. Григорий Никитич Муравьев конфликтовал в декабре 1611 г. со сборщиком Андреем Борковым, который, по словам Муравьева, отказывался ему подчиняться в следующих выражениях: "я де прислан из Новагорода, а не от Григория, и Григорьева указу не слушаю, и корму никакова ко мне по 30 число (декабря 1611 г - А.С.) не присылывал, и стоя в государеве в селе в Тесове пьет и бражничает, а корму ко мне не присылывает и старосту и крестьян держит у себя" . И позднее он бил в Новгород челом, что несмотря на посылку к Боркову с напоминанием Тимофея Вельяшева, тот не подчиняется его приказаниям и не собирает кормов; "а немецкие люди корму просят у меня не отъезжая с великим шумом и мне говорят с кручиною и о том корм велено давати и денгами, сказывают, что им за корм денгами не имывати для того, что взять де нам денги для корму добыти негде и купити зде ни у кого, с торгом из Новагорода нету никого, а в Новгород де нас рохмистры корму покупати не пустят, и нам де взять денег да помереть над денгами голодом:"; кроме того "новгоротцы, приехав из Новагорода с вином, ездят по деревням, где стоят немецкия люди и продают, ездя, немецким людем вино. И немцы у них покупают, пьют и, напився, государевых крестьян и всяких людей побивают, и от того многия крестьяне бредут розно. И я тех навгоротцев з досталным вином велел привести к себе на стан" . 23 января 1612 г. Муравьев бил челом в Новгород о том, что корма с Водской пятины на первую половину января месяца до сих пор с Полужской половины праветчики собрать не могут, а с Корельской половины от Ивана Негодяева по 23 января не было известий . Впрочем, в феврале уже Андрей Борков писал в Новгород, что корма на стан в Тесово он все же собрал, и они находятся в распоряжении Г.Н.Муравьева . Несмотря на то, что большшими успехами в деле организации снабжения шведских войск во время зимовки 1611-1612 гг. в Тесовском остроге Муравьев похвастаться не мог, новгородское правительство вынуждено было сравнивать Муравьева с другими местными воеводами - Воином Новокщеновым (стан в Югостицах), Никитой Вышеславцовым (Коломенский острог, Устрецкий стан), Матвеем Львовым (стан в Югостицах), и добросовестная деятельность Муравьева не вызывала у них нареканий, а только одобрение .
    Служба на воеводстве требовала правильного и регулярного делопроизводства. С этим у Муравьева не заладилось. - первоначально назначенный к нему подьячий Улан Собакин (оставивший, кстати, после себя лучшие образцы почерка новгородского делопроизводства) не смог справиться одновременно и со сбором кормов с Тесовской дворцовой волости и со службой у Муравьева "на разрядных делах" ; вероятно и личный контакт не заладился, и Муравьев просил бояр и воевод сменить ему подьячего ; следующий назначенный к нему подьячий Богдан Березский попросту бежал от Муравьева в Новгород, и воевода был вновь вынужден бить челом боярам: "и тот подьячей от меня побежал, и дела все и книги и роспись и отписки свез с собою, и у меня, государь, за тем дела всякие стали, писать у меня некому" .
    Как представляется, всю зиму 1611-1612 гг. Г.Н.Муравьев помышлял об оставлении хлопотного и неблагодарного Тесовского воеводства - 14 февраля к нему пришла грамота от бояр и воевод: "а ныне нам поведали, что ты хочешь отъехати в Новгород, и ты б ы Новгород сщас не приехал, а был бы в Тесове, с ратными людми, стоял в Тесове и збирал кормы немецким ратным людям, а ис Тесова не ходил, а корм собрав, отдал немецким ратным людям, а крестьяном бы говорил, чтоб они из домов своих не бегали,кормы б давали, и воровских и литовских людей не боялись, которые воры литовские были под Русою, и те побежали на Московскую дорогу, а за ними пошол королевского величества воевода Иверт Горн с немецкими ратными людми, и по дворян бы, которые у тебя в списке написаны, посылал, а велел им быти с тобою на стан в Тесово" (интересно, что именно в середине февраля в Новгороде было сформулировано такое идеологическое обоснование чрезвычайных кормовых сборов, проводимых новгородской администрацией; грамоты подобного содержания рассылались правительством тогда всем русским воеводам). Последняя грамота к Муравьеву из Новгорода относится к 27 февраля 1611 г. К середине марта 1612 г. на посту Тесовского воеводы Г.Н.Муравьев был заменен своим родственником, Федором Максимовичем Муравьевым .
    Вероятно, весной 1612 г. Муравьев назначается в поход на Копорье. В июне один из его боевых товарищей, Богдан Самарин бил челом боярам и воеводам: "в нынешнем, государи, во 120 году был я на государеве службе под Копорьею с воеводою з Григорьем с Муравьевым и приходили ис Копорья на острожок воры и у нас с ними был бои, и на том бою меня ранили по ноге:" . Еще красочней через пять недель изобразил действия под Копорьем другой их участник, Дмитрий Пущин: "бьет челом Митя Пущин. Был, государи, я послан под Копорью с воеводою з Григорьем Муравьевым, и было, государи, у нас дело с копоретцкими людми, и на том, государи, деле меня ранили пониже пупа по животу, а пулка, государи, навылет, и я, государи, вам, великим бояром, бил челом для ран на лечбу, и вы, государи, великие бояре пожаловали, дали мне на лечбу дене рубль, а которая, государи, наша братья были ранены, и тем давали на лечбу по полтретья рубли, и по три и по четыре, а раны, государи. у иных были не тежелы "
    Вплоть до весны 1614 г. Муравьев принимает участие в боевых действиях, ведущихся Новгородским правительством на Северо-Западе, в частности - в походе на Гдов. В этом походе "немецкие люди" и с ними Григорий Муравьев, нашли в поместной деревне сына боярского Шелонской пятины Лариона Опалева, который как дезертир был доставлен в Новгород и по личному указанию Якова Делагарди был посажен в тюрьму. Из тюрьмы Опалев бил челом правительству о своем освобождении, призывая Г.Н.Муравьева в качестве свидетеля своей добропорядочности. И "122-го апреля в 6 день. По приказу бояр и воевод Якова Пунтосовича Делегарда волного господина в Екхолме, в Колке и в Рунсе да князя Ивана Никитича Болшого Одоевского велено выпустити ис тюрмы Лариона Опалева, потому что перед бояры Григорей Муравьев сказал, что он, Ларион, преже сего никаким воровством не воровал, и как де услышал казачей приход, и он де волостным людем про то сказал, что на них воровские казаки будут, а выпустя ис тюрмы, дать его на поруку"
    После смещения с поста воеводы, Муравьев, имея поместье в Водской пятине , живет в Новгороде. Новгородская администрация назначает его на разные ответственные гражданские должности. В марте 1615 г. он дозирал Старорусский уезд с подьячим Семейкой Шустовым .
    Как авторитетное в Новгороде лицо, Г.Н,Муравьев часто подписывает поручные записи, причем его имя стоит среди поручников, как правило, одним из первых, что подчеркивает значение его подписи: 5 сентября он - первый среди ручающихся по Кузьме Яковлеве Колокольцеве , 23 декабря 1613 г. - первый же ручающийся за Богдана и Федора Тушиных , 17 января 1614 г. Г.Н.Муравьев поручился по князе Ефме Федоровиче Мышецком ; 27 июня того же года - по Богдане Степановиче Елагине ; 14 апреля 1615 г. - по Никите Федорове Супоневе , 25 июля 1616 г. - по Василии Тихонове сыне Аврамове, в прошлом - новгородском судье . Когда в Новгороде в конце 1616 г. вновь сменяется администрация, и судебные дела приходится вести новым людям, незнакомым с местным делопроизводством, Г.Н.Муравьев - среди авторитетных и знающих дворян, к которым воеводы "Свант Густавич Банер да Анц Мартинович Бой" обращаются за советом: "как у них у ково человек побежит, а сведет с собою лошади и иной какой живот снесет, взяв у ково у стороннево человека, и те лошади или иной какой живот те люди, у ково человек збежит, тем сторонним людем за своих беглых холопей платят и, и что у них тому земской указ" .
    Как помещик, Муравьев печется о благополучии своих крестьян. В сентябре 1615 г. вместе с кн. Иваном Путятиным, Семеном Муравьевым, Никитой Тырковым и Г.С.Обольяниновым бил челом о том, чтобы корма с их крестьян собирали по новому дозору Ивана Баранова .

Были у Муравьева и свои враги среди новгородцев.
   Первые появляются еще в годы управления Муравьевым в Тесовском остроге. Это и немудрено - любой руководитель, распоряжаясь людьми поневоле сталкивается с ситуациями конфликтными. Вместе с тем надо попытаться понять и человека XVII века, в этике которого нет противоречия между выполнением долга, крестного целования и решения личных проблем.
    В декабре 1611 г. в Корельскую половину Водской пятины был послан сын боярский Иван Негодяев (бывший сын боярский Софийского Дома; летом 1614 г. он перейдет в лагерь сторонников Романовых и станет для новгородцев предателем) для сбора денег и кормов на немецких ратных людей, стоявших в Тесовском острожке. В действиях своего начальника, коим был Григорий Муравьев, Негодяев увидел пристрастие, о чем и бил челом новгородским боярам и воеводам. После того, как Негодяев отправил в Тесово 120 рублей денег (очень значительная сумма для разоренной войной Водской пятины) и несколько замешкал с остальными, к нему была назначена ревизия - "прислал на меня воевода Григорий Никитич своих праветчиков Ивана Серкова да Василья Колобова, велел те корма править на мне", кроме того Муравьев прислал обыщика Тимофея Вельяшева, обыскивать о причинах промедления. После проведения дознания среди волостных людей, обыинения с Негодяева были сняты. Но этим дело не кончилось. "И мне, государи бояре, Григорьевы праведщики приежаючи говорят: тепер де ты смерти избыл, а вперед тебе от Григорья беды не минуть по прежней твоей недружбы, что де ты посылал буде от князя Матвея Мещерсково в Григорьево поместье для даточных людей править под Оришок, и прикащика де ты ево Григорьева Якуша за ослушку бил, и он де тебя, Григорей, хочет за человека своего вдесятеро позорити и убычити и учинить вековы серцом изувичить" . Вот так проявляли себя люди начала XVII века, будучи на самых важных постах. Более Негодяеву работать с Муравьевым не доводилось. А в 1616 г. среди его врагов появляется Никита Иванович Калитин - родоначальник шведских "байоров" Калитиных, соперничавший с братом Григория, Феоктистом, в руководстве крепостью Ям .
    По возвращении Новгорода под власть московских государей, Г.Н.Муравьев еще несколько раз упоминается в источниках. В июле 1617 г. выясняется, что он был среди тех состоятельных и власть предержащих в Новгороде людей в последние месяцы шведской власти, кто смог внести 100 рублей залога за пленных жен-новгородок, чьи мужья "отъехали из города к Москве", оставив семьи под властью шведов, "и после де их неметцкие люди жен их и детей мучили и на пытках огнем жгли, животы их все поимали и хотели жон их и детей свесть с собою в свою Неметцкую землю на поруганье". В Новгороде их выкупили Водской пятины сын боярский Григорей Микитин сын Муравьев, дьяки Семен Лутохин и Пятой Григорьев и торговый человек Богдан Шорин
    30 апреля 1623 г. Г.Н.Муравьев вновь назначается ладожским воеводой (сменив здесь первую после шведов администрацию В.Неплюева) , однако пробыл он на этом месте лишь до 18 февраля 1625 г., когда по старости и по болезни он уходит со службы .


Эта работа выполнена при поддержке Шведского Института. This work was supported by Sweden Institute.
Позволим себе небольшое отступление. В феврале 1913 г. в Российской империи пышно прошло празднование 300-летия Дома Романовых. В 1913 г. в г. Юрьев (переименованный Александром III Романовым Дерпт) ученый Г.А.Замятин издает книгу: "К вопросу об избрании Карла Филиппа на русский престол" (Юрьев, 1913.), где показывает, что известие о всенародном, соборном избрании в 1613 г. новой династии по меньшей мере несколько преувеличенно.
Исключением здесь, пожалуй могут служить упомянутая монография Г.А.Замятина, где яркими мазками рисуется портрет новгородца - активного участника политической жизни 1612-1617 гг. - Я.М.Боборыкина и выполненный С.В.Бахрушиным портрет тушинца А.Ф.Палицына (Бахрушин С.В. Андрей Федорович Палицын (Русский интеллигент XVII в.) // Сб. "Века". Пг., 1924. С. 79-110). В последнее время появляются новые работы такого плана: ср. напр.: Антонов А.В. Из частной жизни служилых людей рубежа XVI-XVII веков // Русский дипломатарий. Вып. 7. М., 1999. С. 160-174.
Kivelson V.A. Autocracy in the province: The Muscovite gentry and political culture in the 17th century. Stanford, 1996. Р. 7.
В одной нашей работе мы попытались наметить штрихи к портрету брата Г.Н.Муравьева - Феоктиста Муравьева, воеводы Яма при шведах. - Селин А.А. Два документа из истории Ладоги 1611-1617 гг. // Староладожский сборник. Вып. 3. СПб.; Старая Ладога, 2000. С. 25-29.
Аничков И. Обзор помещичьих усадеб Новгородской губернии // Труды XV АС в Новгороде. Т. 2. М., 1916. С. 187.
Десятня Водской пятины 1605 года / Подг. Н.В.Мятлевым // Известия Русского генеалогического общества. 1911. Вып. 4. С. 468-469.
Отписка новгородских воевод кн. Ивана Одоевского и Василия Бутурлина в Ладогу о доставлении хлебных запасов московским стрельцам, осажденным шведскими ратными людьми. 1611, прежде июля // АИ. Т. 2. СПб., 1842. № 331. С. 398.
Дело по челобитная боярам и воеводам Духова монастыря игумена Тихона // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie 2:73, л. 106-115.
Дело по челобитью рядовичей дворцовых Иссадского, Березского, Дубенского, Сумского рядков и рядка Сухих Велец о дозоре их после разорений от немецких людей в 1610 и 1611 гг. 1611. 6-7.11 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarkivet fran Novgorod, serie 2:351, л. 224-231.
Дело по челобитная боярам и воеводам Духова монастыря игумена Тихона // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie 2:73, л. 106-115.
Книги кормовые Тесовского острожка. 1611, дек. // Ockupationsarckivet fran Novgorod, Riksarkivet, Stockholm, serie I: 71, л. 61-128
Приговор новгородского митрополита Исидора, воеводы кн. Ивана Никитича Большого Одоевского и земских чинов об отпуске в Стокгольм Юрьевского архимандрита Никандра с уполномоченными для предложения Российского престола одному из шведских принцев. 1611. 25.12 // ДАИ. Т. 1. СПб., 1846. № 162. С. 283-285.
Челобитная Григория Муравьева о том, что кормовые сборщики его не слушают и ни кормов, ни денег про немецких людей не собирают. 1612, нач. // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie II: 75, л. 64-66
Челобитная Григория Муравьева о том, что кормовые сборщики его не слушают и ни кормов, ни денег про немецких людей не собирают. 1612, нач. // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie 2: 75, л. 64-66.
Челобитная (отписка) Г.Н.Муравьева о кормах немецким людям с Полусские и Корельской половин Водской пятины и указ по ней. 1612. 23.01 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie 2: 74, л. 15-18.
Челобитная (отписка) Одоевскому и дьякам кормового сборщика Полужской половины Водской пятины Андрея Боркова о сборе кормов. 1612, февр. (?) // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie 2:73, л. 184.
Грамота от бояр и воевода воеводе Г.Н.Муравьеву об одобрении его действий по сбору кормов с Водской пятины и об уведомлении об этом кормового сборщика Ивана Назимова. 1612, февраль (?) // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie 2:73, л. 117-119.
Память подьячему Андрею Омельянову о сборе с села Тесова денег, занятых у посланника Храмбора на наем немецким людям. 1612. 4.01 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarkivet fran Novgorod, serie 2:351, л. 262-263.
Челобитная Григория Муравьева о том, что кормовые сборщики его не слушают и ни кормов, ни денег про немецких людей не собирают. 1612, нач. // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie 2: 75, л. 64-66.
Отписка боярам и воеводам Григория Муравьева о невозможности собирать кормы и о побеге от него подьячего Богдана Березского со всеми документами. 1612, февр. // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie 2:73, л. 149
Грамота бояр и воевод в Тесово Григорию Никитичу Муравьеву о несъезжании из Тесова в Новгород, сборе кормов немецким людям и распространении сведения о победах немецких людей под Старой Русой. 1612. 14.02 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie 2:73, л. 148.
Челобитная Федора Максимовича Муравьева о том, что не удается собрать корма на немецких людей, стоящих на заставе в Тесове. 1612. 17.03 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie 2: 75, л. 41-42.
Челобитная сына боярского Водской пятины Б.Самарина о вспомоществовании после ранения. 1612. 19.06 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie 2: 286, л. 26.
Челобитная Дмитрия (Мити) Пущина о пожаловании ему денег за ранение. 1612. 26.07 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarkivet fran Novgorod, serie 2: 288, л. 5.
Челобитная Лариона Опалева об освобождении его из тюрьмы // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarkivet fran Novgorod, serie 2: 285, л. 3.
Помещик Будковского, Спасского на Оредеже и Суйдецкого погостов - Дозорные книги Полусской половины Водской пятины дозору Ивана Боранова да подьячего Семейки Шустова. 1615. 8.08 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie 1: 6, л. 20-22, 46, 87, 10-108.
Дозорная книга Старорусского уезда дозору Григория Никитича Муравьева да подьячего Семейки Шустова. 1615, март // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie 1: 7; Отписка Э.Горна и И.Одоевского в Старую Русу о посылке в старорусские погосты Григория Муравьева и подьячего Семейки Шустова. 1615. 11.05 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie 2: 77, л. 95-96
Поручная запись новгородских детей боярских по Кузме Яковлеве с. Колоколцове. 1613. 5.09 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie 2: 255.
Поручная запись новгородских детей боярских по Богдане и Федоре Петровым детям Тушина. 1613. 23.12 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie 2: 128.
Поручная запись кн. Ф.Т.Оболенского и др. лиц по кн. Ефиме Федорове с. Мышецком в том, чтобы быть ему неотлучно в Новгороде и не ссылаться с ворами. 1614. 17.01 // СПбИИ, кол. 124, оп. 1, карт. IV, д. 553.
Поручная запись новгородских помещиков и подьячих по Богдане Степановиче Елагине в том, что быть ему в Великом Новгороде и не отъехать в "изменные" города. 1614. 27.06 // СПбИИ, кол. 124, оп. 1, карт. IV, д. 554.
Поручная запись по Миките Федорове Супоневе. 1615. 14.04 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie 2: 22, л. 8.
Поручная запись новгородских детей боярских по Василье Тихонове Аврамове. 1616. 25.07 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie 2: 259.
Судное дело по поводу кражи лошадей из стада у конюха Радея Семенова. 1616, сент. после 17 - 11.10 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie 2: 165.
Память Ф.А.Одинцову по челобитной помещиков Водской пятины о том, чтобы корма с их крестьян собирали по новому дозору Ивана Боранова 123 г. 1615. 16.09 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie 2: 120, л. 1.
Челобитная боярам и воеводам Деревской пятины Ивана Негодяева об отстранении его от сбора кормов по причине недружбы к нему со стороны Г.Н.Муравьева. 1612, после 7.01 // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet fran Novgorod, serie 2:73, л. 30-31
Прошение шведского ротмистра Никиты Ивановича Калитина к графу Якову Делагарди. Ямбург, 1616 // Саблер Г. Собрание русских памятников, извлеченных из семейного архива графов Делагарди // УЗ Юрьевского университета. 1896. Документ № 8. С. 32-35.
Грамота царя и великого князя Михаила Федоровича в Новгородскую четверть боярину князю Григорию Петровичу Ромодановскому и дьякам Алексею Витовтову и Павлу Матюшкину о выдаче новокрещенам Ивану Танаеву и Гавриле Охлобякову по их челобитью половины выкупа за их жен из немецкого плена. 1617. 3.07 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 17, л. 68 об.-70.
Книги разрядные по официальных оным спискам. Спб., 1853. Т. 1. Ст. 922-923, 1031; Отписка ладожского воеводы Григория Никитича Муравьева об обследовании им состояния стен и башен Ладожской крепости. 1623. 16.07. Уп.: Воскобойникова Н.П. Описание древнейших документов архивов Московских приказов XVI - начала XVII веков. Кн. 2. М., 1994. С. 159.
Книги разрядные по официальных оным спискам. Спб., 1853. Т. 1. Ст. 1134-1135.



к списку публикаций


Нравится