ENG | РУС Новости О музее Посетителю Достопримечательности Литература Контакты Археологические исследования Фестиваль

Мероприятия


СЕЛИН АДРИАН АЛЕКСАНДРОВИЧ




Селин А. А. Церковное строительство в Новгородской земле в годы шведского присутствия

   Принято считать, что кризис в Новгородской земле, столь ощутимый по переписям и дозорам 1570-х — начала 1580-х гг., нанес существенный урон храмовому строительству (отметим, что сколько-нибудь полных подсчетов разрушенных церквей в пределах Новгородской земли в эти годы не проводилось). Более поздняя история строительства сельских церквей (1590-1610-е гг.) известна значительно меньше.
   Эпоха правления и царствования Бориса Годунова ознаменована значительными преобразованиями в жизни русского общества. В стране наметился общий подъем, как политический, так и культурный. После войны 1590-1595 гг. со Швецией вновь отстраиваются магистрали, осваиваются отвоеванные крепости. Все это сопровождается подъемом храмового строительства, в частности, на отвоеванных землях. Так, на рубеже XVI-XVII столетий возобновляется Суйдовский монастырь на юго-востоке Копорского уезда, возникает (возможно, также возобновляется) новый, Пятницкий, монастырь между Ямом и Ивангородом. В эти же годы строятся новые монастыри именно в русско-шведском пограничье — в Олосском устье (на Карельском перешейке) и Тяпликов (Аникин) монастырь на Неве. Есть сведения о возобновлении запустевших в годы опричнины и Ливонской войны церквей и в других районах Новгородской земли.
   Общеизвестно, что подъем конца XVI в. был сравнительно недолгим. В начале следующего столетия начинаются сложные политические коллизии, приведшие в 1611 г. к занятию шведским военным отрядом Новгорода и большой части Новгородской земли. На несколько лет установилась смешанная администрация, опиравшаяся на шведские военные гарнизоны, стоявшие в наиболее важных пунктах. В этих пунктах, чаще всего — на погостах, строились укрепления; в русских письменных источниках того времени они именуются острожками. Такие острожки, восполняя ощутимый недостаток крепостей в Новгородской земле, возникают по всей ее территории.
   Надо заметить, что годы шведского военного присутствия ознаменованы не только негативными обстоятельствами военного времени. Известно небольшое число сведений о продолжении культурной жизни в Новгородской земле в это время, выражавшейся, в значительной степени, и в продолжении процессов храмового строительства. Существуют примеры появления новых храмов в Новгородской земле в годы оккупации. Так, в 1613 г., в Никольском Клинском монастыре, расположенном на озере Тесово, вблизи Климентовского Тесовского погоста и Тесовского острожка со шведским гарнизоном, возникает вторая, теплая церковь Сретения Господня (просуществовала до середины XVIII в.). Отметим, что такое строительство второй, теплой, церкви при существующем главном Никольском храме монастыря, свидетельствует об определенном благосостоянии его вкладчиков и, вероятно, вообще жителей округи. Заметим, что Никольский Клинский монастырь не отличался ни размерами, ни реликвиями, а являлся небольшим провинциальным монастырьком Водской пятины (просуществовал примерно до 1668 г.).
   Другой пример храмового строительства связан также с монастырями Водской пятины. Существует отдельная книга 1613 г., по которой отделялись земли Никольской и Покровской пустыни с Хотчина с Городища, Дягиленского погоста. По контексту книги, монастырь (в районе совр. г.Гатчина) возник непосредственно в 1613 г. и сразу же получил от Новгородской приказной избы земельные пожалования. В том же сборнике отдельных книг существует грамота Воскресенскому монастырю из города Корелы сходного содержания (здесь уместно вспомнить о длительной осаде Корелы, проходившей незадолго до этого). Вероятно, новгородско-шведская администрация в первые годы шведского присутствия на Новгородских землях стремилась найти компромиссные способы сосуществования с местным населением, искало пути примирения.
   По всей видимости, та картина разорения Новгородской земли после ухода армии генерала Я.Делагарди, которая фиксируется дозорными книгами 1617-1620 гг., является не следствием нескольких лет шведского военного присутствия, но результатом отхода отступающей армии. К слову сказать, в уездах Ингерманландии, оставшихся за Швецией, православные церкви длительное время находились в достаточно спокойном положении. На карте Бергенгейма, отражающей систему расселения в Ингерманландии примерно на 1676 г., обозначены упоминавшиеся выше монастыри — Аникин, Пятницкий под Ямом и в Олосском устье. Пречистенская Елисеева пустынь в Копорском уезде была закрыта шведской администрацией лишь в 1642 г.


к списку публикаций


Нравится