ENG | РУС Новости О музее Посетителю Достопримечательности Литература Контакты Археологические исследования Фестиваль

Мероприятия





Купранис А.А. Древнерусская вислая свинцовая печать из Белоозера


Купранис А.А. Древнерусская вислая свинцовая печать из Белоозера 
 2(3),Восточноевропейский археологический журнал март-апрель  2000
  
Издаваемый экземпляр интереснейшей древнерусской вислой свинцовой печати был обнаружен автором на московском антикварном рынке летом 1995 г. По непроверенным сведениям печать происходит из района древнего Белоозера, где уже были зарегистрированы неоднократные находки древнерусских булл домонгольского периода [1; 2]. Характерная светло коричневая патина свидетельствует, кажется, о достоверности сведений о месте находки.



Л.с.: Поясное изображение св. Иоанна Предтечи в складчатых одеждах. Слева надпись: ИВАН.

О.с.: Надпись: ГНПО / МОЗНР / БУСВО, т. е. "Г[ОСПОД]И, ПОМОЗИ Р[А]БУ СВО[ЕМУ]...".

Диаметр печати 18 - 20 мм, толщина 1,5 - 2,5 мм. Диаметр матриц, которыми оттиснута печать, не менее 20 мм.

Необходимо отметить художественные достоинства издаваемой печати. На кусочке металла диаметром всего около 20 мм мастер сумел создать удивительно лаконичный и в то же время выразительный образ Иоанна Предтечи. А на редкость хорошая сохранность печати ставит ее в один ряд с лучшими образцами древнерусской мелкой пластики. В этом отношении ближайшим аналогом печати является одна из печатей Владимира Мономаха [3, №105]. Ее изображение на фототипических таблицах Н. П. Лихачева [4, табл. V, №2] позволяет зафиксировать идентичность изобразительных приемов, примененных при изготовлении матриц для этих печатей. Таким образом весьма вероятно, что матрицы одной из печатей Владимира Мономаха и публикуемой печати если и не изготовлены одним и тем же мастером то, по крайней мере, достаточно близки хронологически.

Печать оттиснута той же парой матриц, что и изданная [3, №110] печать, происходящая из Новгорода. На ранее изданной печати не читается ни имени владельца печати, ни имени изображенного святого. Поэтому В. Л. Янин, вероятно, лишь формально, на основании общего типологического сходства включил эту печать в группу печатей, атрибутированных Владимиру Мономаху, невзирая на то, что изображенный на печати длинноволосый святой достаточно мало похож на св. Василия Кесарийского - патрона Владимира Мономаха. На издаваемой печати так же не поместилась почти половина легенды, причем отсутствует именно та часть надписи, которая должна содержать имя владельца печати, однако, при этом достаточно уверенно читается имя тезоименного владельцу печати святого. Таким образом, не остается сомнения в том, что владельца печати звали Иваном.

Недавно опубликовали [5] найденную на черниговском Подоле очень похожую, но оттиснутую другой парой матриц печать, выдвинув при этом гипотезу о принадлежности ее черниговскому епископу Иоанну (упоминаемому с 1088 г. и умершему в 1112 г.). Кроме факта находки печати в Чернигове, эта гипотеза, по мнению авторов опирается на типологическое, стилистическое и палеографическое сходство с некоторыми печатями Владимира Мономаха, в частности с печатью [3, №110]. Однако, как мы выяснили, именно эта печать Владимиру Мономаху как раз и не принадлежит. А сходство печатей, вероятно, правильнее всего будет объяснить принадлежностью этих печатей одному и тому же лицу с именем Иван. К сожалению, нельзя принять и версию о церковной принадлежности печати: на сегодняшний день не известны печати церковных иерархов рубежа XI - XII вв. с надписями на русском языке и, к тому же, легенда печати не содержит обязательный для владычной сфрагистики топоним.

Таким образом, на сегодняшний день известны три экземпляра печати Ивана от двух пар матриц, происходящие из Белоозера, Новгорода и Чернигова.

На первый взгляд может показаться, что эти печати с равной степенью вероятности могли принадлежать как одному из неизвестных по крестильным именам князей, так и какому-нибудь влиятельному лицу не княжеского происхождения. Однако, насколько известно, до сих пор печати с русскими благопожелательными надписями, кроме князей рубежа XI - XII вв., атрибутировались только лишь новгородским посадникам первой трети XII в. [3, №123-132]. Значительная удаленность двух других мест находки от Новгорода не позволяет связывать эти печати с новгородской администрацией. А южнорусская сфрагистика не знает посадничьей буллы, совпадающей по типу с княжеской. Подтверждением чему являются печати Ратибора [3, №67-71], представляющие собой особый сфрагистический тип. Таким образом, вероятнее всего наш Иван был князем и похоже достаточно деятельным, раз его печати найдены в столь удаленных друг от друга городах Древней Руси.

Особенности оформления печатей предполагают, что активная деятельность их владельца должна фиксироваться в первой трети XII в. Кроме хорошо известных по крестильным именам Святополка-Михаила Изяславича, Владимира-Василия Всеволодовича Мономаха, а также Давида, Олега-Михаила и Ярослава-Панкратия Святославичей летописные источники этого периода довольно часто сообщают о деятельности их детей, крестильные имена которых часто не известны.

В. Л. Янин атрибутировал группу печатей "Днеслово" с изображением Иоанна Предтечи [3, №84, 85] сыну Святополка Изяславича волынскому князю Ярославу Святополчичу, предположив, таким образом, что в крещении его звали Иваном. Но деятельность этого князя, как впрочем и других потомков Изяслава Ярославича, была связана с западными территориями и поэтому принадлежность ему публикуемой печати маловероятна.

Согласно Никоновской летописи в 1148 г. в Новгороде Северском умер князь Иван Ольгович, однако другие источники не подтверждают этого известия и не знают Ивана Ольговича.

Несомненное сходство печатей Ивана с некоторыми печатями Владимира Мономаха позволяет предположить что эти печати с большей вероятностью могли принадлежать кому-либо из его сыновей, не известных по крестильным именам.

Изяслав Владимирович, родившийся около 1078 г., чье крестильное имя не известно, погиб в 1096 г. в столкновении с Олегом Святославичем, оспаривая его права на Муром. Последний год своей жизни он, по-видимому, провел в Ростово-Суздальской и Муромской областях, т. е. в непосредственной близости от места находки публикуемой печати. Однако, ранняя смерть Изяслава Владимировича не позволяет видеть в нем историческое лицо, чья деятельность могла оставить вещественные следы в столь удаленных друг от друга областях Древней Руси. Кроме того, отсутствуют какие либо сведения о том, что в крещении его могли звать Иваном. Последнее верно также и в отношении Святослава и Вячеслава Владимировичей.

Наиболее вероятным претендентом на обладание печатями Ивана, наверное, следует признать Ярополка Владимировича, родившегося где-то около 1082 - 1083 гг. Начиная с 1104 г. его имя часто упоминается летописными источниками в связи с многочисленными военными походами. По свидетельству Татищева, с 1103 г. Ярополк занимал смоленский стол, а в 1114 г. по смерти своего брата Святослава становится переяславским князем. На переяславском столе он оставался до смерти в 1132 г. своего брата - великого князя Мстислава Владимировича, после чего Ярополк наследует великое княжение и остается киевским князем до своей смерти в 1139 г. Являясь одним из основных русских князей первой трети XII в., а в течении семи лет и великим киевским князем, Ярополк Владимирович неоднократно упоминается летописными источниками, однако до сих пор не было известно его печатей. Рискнем предположить, что именно ему и принадлежит рассматриваемая группа печатей.


Кредит у частного лица
Есть ли риски, если взять кредит у частного лица и какие.
klientbanka.ru

Существование в Переяславле в первой половине XII в. Иоанновского монастыря указывает на вероятность того, что одного из переяславских князей в крещении звался Иваном, т. к. после строительства Ярославом Мудрым Георгиевского монастыря традиция возведения князьями придворных или княжеских монастырей в честь своих святых патронов получила на Руси широкое распространение. "Боярам естественно было стричься в монахи в этих монастырях, а князьям естественно было выбирать в епископы монахов своих монастырей" [6, с. 353]. Игумены таких монастырей выступали в роли особо доверенных лиц, духовников князей.



Начиная с 1054 г. Переяславлем владел Всеволод-Андрей Ярославич, а затем его сыновья Ростислав-Михаил и Владимир-Василий Мономах. Вряд ли кто-либо из этих князей построил монастырь в честь святого Иоанна. С 1113 г. до своей смерти в 1114 г. на переяславском столе сидел сын Мономаха - Святослав Владимирович, а после него - Ярополк Владимирович. Строительство монастыря во время непродолжительного княжения Святослава представляется весьма маловероятным. В то время как Ярополк, если предположить, что в крещении его действительно звали Иваном, имел и основания, и возможности для строительства Иоанновского монастыря в течении своего длительного двадцативосьмилетнего переяславского княжения. Летописное сообщение о том, что по воле князя Ярополка в 1125 г. митрополит Никита поставил переяславским епископом Марка, игумена монастыря святого Иоанна, подтверждает тесные связи Ярополка Владимировича с этим монастырем.

Таким образом можно предположить, что в крещении Ярополка Владимировича действительно звали Иваном и именно он является владельцем рассматриваемой группы печатей с русской благопожелательной надписью и изображением св. Иоанна Предтечи.




Литература

1. Макаров Н. А., Чернецов А. В. Сфрагистические материалы из Белоозера. //Древности славян и Руси. М., 1988. 
2. Купранис А. А. Печать Иоанна, митрополита России. // Новгород и новгородская земля. История и археология. Новгород, 1994.


3. Янин В.Л. Актовые печати Древней Руси Х-ХVвв. Т.1. М., 1970. 
4. Лихачев Н.П. Сфрагистический альбом.


5. Коваленко В.П., Молчанов А.А. Древнерусские сфрагистические памятники домонгольского времени из Чернигова. // Российская археология. М., 1993. N4. 
6. Голубинский Е.Е. История русской церкви. Т.1. 1-ая половина тома. М., 1901.


Нравится