ENG | РУС Новости О музее Посетителю Достопримечательности Литература Контакты Археологические исследования Фестиваль

Мероприятия


Тодорова А. А.


Тодорова А. А. Бусы как элемент женского костюма эпохи формирования Древнерусского государства (предварительное исследование).

Подготовлено при поддержке гранта
РФФИ №  03.06.80061

     Стеклянные бусы относятся к массовым находкам на памятниках к.IX – н.XI вв, расположенных на территории Древнерусского государства. Они встречаются на поселениях, в кладах и в курганах (в основном в женских или парных захоронениях). В предлагаемой работе мной была сделана попытка систематизировать опубликованные данные о бусах, найденных в курганах X – н. XI вв.
    Особенностью погребального обряда этого периода является погребальный биритуализм – наличие в одном могильнике погребений совершенных как по обряду трупоположения, так и по обряду трупосожжения (Жарнов Ю.Э., 1998, стр. 104). По материалам курганов, содержащих остатки трупосожжений, мы можем восстановить только состав ожерелья, часто только приблизительно, т.к. часть бус может быть оплавлена или полностью уничтожена. Иногда, в курганах с кремацией находят вещи, в т.ч. бусы, положенные в погребение после совершения обряда и они не носят следов горения (Кочкуркина С.И., Линевский А.М., 1985, стр. 42-43). Но насколько правомерно сопоставлять такой набор бус с костюмом сказать сложно. Более полную информацию о бусах, как о составной части костюма дают материалы погребений, совершенных по обряду трупоположения. В Шестовицах и Тимереве они составляют одну четвертую часть от всех погребений, в Гнездово - одну треть (Жарнов Ю.Э., 1998, стр. 95; Блiфельд Д.I., 1977, стр. 14; Ярославское Поволжье…, 1963, стр. 7). Эти погребения делятся на погребения в камерах и  погребения в могильных ямах. Курганы с трупоположением датируются в.п. X - н. XI в, как и большинство курганов с трупосожжением. (Авдусин Д.А., Пушкина Т.А., 1989г., стр.203; Жарнов Ю.Э., 1998, стр. 99).
     В целом, количество курганов, содержащих бусы на древнерусских памятниках X – н.XI вв. сравнительно небольшое. В Ярославских могильниках в среднем около 13 % курганов содержат бусы, в Гнездовском – 11.3 %,  в Шестовицком некрополе (по данным Д.И.Блифельда) – 24,3 %. Количество бус в Гнездовских курганах небольшое, так же как Шестовицах, в Киевском некрополе и Ярославских курганах. Одна треть курганов содержит 1-2 бусины, одна треть – 4-10 бусин. В оставшихся курганах бус больше десяти экземпляров, и в единичных случаях их количество доходит до сотни. Бусы встречены в основном в женских захоронениях, находки бус в мужских и детских погребениях – единичны (Фехнер М.В., 1963, стр. 75; Лихтер Ю.А., Щапова Ю.Л., 1991, стр. 249; Блiфельд Д.I., 1977, стр. 55).
     Количество женских погребений, содержащих бусы установить довольно сложно. Не удается точно определить половозрастную принадлежность для погребений с бедным инвентарем и плохой сохранностью костяка или трупосожжением. Часто сами бусы служат маркером женского погребения. В Заольшанской курганной группе Гнездовского некрополя женские курганы - это почти все курганы с бусами (Каменецкая Е.В., 1991г., стр. 164 – 176). Из 30 женских захоронений Тимеревского могильника определенных остеологами 14 не содержали бус (Ярославское Поволжье…, 1963г., стр. 8, 98-125). Учитывая, что процент курганов, содержащих бусы колеблется от 11% до 24% мы можем предположить, что не все женские захоронения содержат бусы.
      Чтобы понять, каким образом бусы входили в состав женского костюма мы должны обратиться к материалам из курганов с трупоположениями. К сожалению, в Гнездове и в Шестовицах многие костяки имеют плохую сохранность. Поэтому ориентация погребенного определяется по месту расположения бус и других украшений. Мной были проанализированы материалы Шестовиц, Тимерева и Заольшанской курганной группы Гнездова. Из 19 погребений с удовлетворительной сохранностью костяка в 12 бусы располагались «у шеи», «на груди» или «под челюстью». В трех случаях они были найдены «у черепа» (3 экз.), «у щеки» (2 экз.), «среди костей черепа» (1 экз.). В кургане 422 Тимеревского некрополя бусы были найдены у тазовых костей вместе с подвеской и крестиком. Вероятно, все ожерелье упало на тазовые кости. В трех погребениях Шестовицкого некрополя бусы были найдены у тазовых костей, в двух из них бусы найдены в сумке (Ярославское Поволжье…, 1963г., стр.98-125; Каменецкая Е.В., 1991г., стр. 164 – 176; Блiфельд Д.I., 1977г., стр. 115-188; Станкевич Я.В., 1962г, стр. 16-23).   Итак, мы можем предположить, что бусы носили на шее в составе ожерелья. Бусы найденные у черепа (1-3 экземпляра) могли использоваться в качестве подвесок или серег (Лихтер Ю.А., Щапова Ю.Л., 1991г., стр. 250).   
      Если мы посмотрим на ситуацию, складывающуюся в соседних регионах, мы увидим, что в Волжской Болгарии, в Прикамье, на Южном Урале и Северном Кавказе население использовало бусы гораздо шире. Из бус составляли ожерелья и браслеты, ими расшивали одежду и головной убор. Среднее количество бус в погребениях на этих территориях превышало количество бус в древнерусских погребениях (Валиулина С.И., 1996, стр. 135; Генинг В.Ф., Халиков А.Х., 1964, стр. 59; Древности…, 1941, стр. 6, 47; Мажитов Н.А., 1981, стр. 58; Ковалевская В.Б., 2000, стр. 5).
Источником для изучения состава ожерелья служат курганы содержащие как остатки ингумациии так и остатки кремациии. Наборам бус в погребениях посвящен ряд работ таких исследователей как Ю.Л.Щапова, Ю.А.Лихтер, В.М.Попова,  Р.Андреа, Й.Кальмер и др. (Лихтер Ю.А., Щапова Ю.Л., 1991г.; Попова В.М., 1980г.; Andrea R., 1975; Callmer J, 1977).  В частности Р.Андреа выделил три вида комбинаций бус в ожерельях. Образцовая комбинация создается изготовителем или торговцем из синхронных бус, одинаковых по происхождению, бусы, составляющие ее, были куплены одновременно. Сборная комбинация состоит из бус разных по времени и по происхождению, и вероятно, она собиралась в течение определенного отрезка времени. Основная комбинация  - это образцовая, дополненная другими типами бус. В древнерусских курганах X – н. XI вв. встречаются все три вида комбинаций. Сборные комбинации состоят как из каменных так и из стеклянных бус, изготовленных по различной технологии. Образцовые комбинации как правило состоят из бус, изготовленных из тянутой трубочки. В Гнездово это в основном желтые, золотостеклянные и серебростеклянные «лимонки» и многочастные пронизки. Самая большая образцовая комбинация из 50 подобных бус была найдена в кургане Ц-301 (Лихтер Ю.А., Щапова Ю.Л., 1991г, стр. 250).  Подобные образцовые комбинации были найдены в Ярославских курганах и в Шестовицах.
     В Гнездово, Шестовицах, Тимереве и Киевском некрополе находят бусы, нанизанные на колечко из серебрянной или золотой проволоки с завязанными концами. В Гнездово найдено несколько однобусинных проволочных колец, на которых помещена бусина, как правило, стеклянная и одно трехбусинное кольцо с двумя напускными круглыми сердоликовыми и одной 14-гранной хрустальной бусиной.  Т.А.Пушкина определяет их назначение по положению в погребениях (около черепа) как височные. Подобное расположение этих украшений прослежено в Киевском некрополе и в Бирке (Пушкина Т.А., 1987, стр. 53-54). В Тимеревском могильнике и погребении на Владимирской ул. в Киеве  колечко с напускной стеклянной бусиной было найдено в составе ожерелья (Ярославское Поволжье…, 1963г, стр. 103; Мовчан I., Боровський Я., Гончар В., 2003р., стр. 117).
    Традиционно считается, что большое количество бус встречается в богатых погребениях. Мной были рассмотрены наборы бус из 12 камерных погребений Гнездовского некрополя: Ц-84, Ц-86, Ц-171, Ц-212, Ц-290, Ц-301, Ц-306; Дн-40; ПОль-50, ПОль-62, ПОль-76 (Жарнов Ю.Э. 1998г, стр. 95).  Только в двух камерах было найдено несколько десятков бус: в погребениях Ц-212 (30 экз.) и Ц-301 (50 экз. - образцовая комбинация).   В остальных камерах бусы найдены в количестве от 1 до 11 экз. Мы можем предположить, что большое количество бус (несколько десятков) не было обязательным элементом богатого женского костюма.  
     Бусы были найдены в 4-х камерных погребениях в Шестовицах: II/1925, 56/1958, XXV/1927, 6/1946 (Блiфельд Д.I., 1977г, стр. 128-175; Станкевич Я.В., 1962г, стр. 23). В кургане X/1925 (парное погребение) бус не найдено. В парных погребениях II/1925, XXV/1927 и  6/1946 – количесво бус, найденных около женских костяков соответственно – 71 экз., 98 экз. и 90 экз. Основываясь на опубликованном описании находок можно предположить, что все три ожерелья состоят из бус, изготовленных из тянутой трубочки. С точки зрения Я.В.Станкевич в кургане 6/1946 вместе со знатным мужчиной погребена рабыня и единственным ее украшением было ожерелье из бус (Станкевич Я.В., 1962г, стр. 28).  Поскольку бусы из трубочки являются продукцией массового производства то, вероятно, они не были очень дорогими и можно было купить целое ожерелье таких бус. В кургане 56/1958 найдено одиночное погребение женщины, несомненно, занимавшей высокое положение в обществе, т.к. специально для нее была сооружена погребальная камера. Ожерелье на ней состояло из 30 бус, это сборная комбинация, включающая стеклянные и каменные бусы, и различные подвески. Это позволяет сделать предположение, что знатные женщины не носили большого количества недорогих однотипных бус, а предпочитали им сравнительно небольшие сборные комбинации из стеклянных и каменных бус.
    В процессах, происходящих на территории формирующегося Древнерусского государства, участвовало славянское, финское, балтское и скандинавское население. Для скандинавских погребений, найденных в Гнездовском некрополе, с точки зрения Ю.Л.Щаповой и Ю.А.Лихтер характерны сборные комбинации, включающие как стеклянные, так и каменные бусы. Есть ожерелья, состоящие из одних каменных бус.  Ю.Л.Щапова и Ю.А.Лихтер обращают внимание на сборную комбинацию из кургана Ц-198, в которой отсутствуют каменные бусы, но она включает в себя все разнообразие стеклянных (Лихтер Ю.А., Щапова Ю.Л., 1991, стр. 250). Из 34 погребений Гнездовского некрополя, которые Ю.Э.Жарнов рассматривает как скандинавские, каменные бусы были найдены в 9-ти, в т.ч. в 2-х камерных из 12-ти (Жарнов Ю.Э., 1991г., стр. 204-216). Рассматривая проволочные колечки с напускными стеклянными бусинами, Т.А.Пушкина находит аналогии подобному типу украшений среди материалов Бирки. В Гнездово бусы на металлическом колечке найдены в скандинавском погребении Ц-175 (кремация) и в двух камерах – Поль-76 и Ц-290.  Четвертое колечко с бусиной найдено в могильной яме в кургане Ц-289, с височными кольцами (Жарнов Ю.Э., 1991г., стр. 204-216). В некоторых курганах встречаются определенные типы бус, аналогии которым находят в основном в Скандинавии. В скандинавском погребении Ц-175 Гнездовского некрополя найдена сборная комбинация, состоящая из двойной пронизки, печеночной зонной бусины, четырех зонных зеленых бусин (одна из которых была надета на проволочное колечко) и одной крупной толстостенной кольцевидной бусины. Эта бусина относится ко второй подгруппе IV группы (по классификации З.А.Львовой), по Й.Калльмеру это тип B540T. На территории Древнерусского государства подобные бусы встречены пока только в Старой Ладоге и Гнездове (Львова З.А., 1968г., стр. 78; Callmer J., 1977, B540T).
   С точки зрения С.И.Кочкуркиной особенностью финских ожерелий из курганов Приладожья и нескольких из Ярославских могильников является наличие в их составе  металлических бронзовых бус-«флакончиков» – бус из тонкого бронзового листа, которые делались на глиняной основе. Они концентрируются на определенной территории. Район их наибольшего распространения – курганы у р. Ояти. Аналогии в небольшом количестве есть в ярославских могильниках (Кочкуркина С.И., 1973, стр. 27).
Никаких особенностей славянских ожерелий пока не выявлено.
   В заключении мне хотелось бы еще раз остановиться на следующих моментах. Бусы на территории формирующегося Древнерусского государства в X – н. XI вв. носили в основном женщины, хотя бусы не являлись обязательным элементом женского костюма. Ожерелья были небольшими, в среднем от 3-х до 10-ти бусин. Женщины, занимавшие высокое положение в обществе по всей вероятности не носили ожерелий из большого количества недорогих однотипных бус, а носили ожерелья, являющиеся сборными комбинациями из каменных (хрустальных и сердоликовых) и стеклянных (в т.ч. дорогих полихромных) бус. Опираясь на исследования Ю.Л.Щаповой, Ю.А.Лихтер и Ю.Э.Жарнова, мы можем отметить, что такого рода сборные комбинации характерны для скандинавских погребений.




-  Авдусин Д.А., Пушкина Т.А. Три погребальные камеры из Гнездова // История и культура Древнерусского города. М., 1989г.
-  Арциховский А.В. Курганы вятичей. М. 1930г.
-  Блiфельд Д.I. Давньоруськи пам’ятки Шестовицi. Киiв, 1977г.
-  Генинг В.Ф. Халиков А.Х. Ранние болгары на Волге. М. 1964г.
-  Древности мордовского народа. Саранск. 1941.
-  Жарнов Ю.Э. Гнездовские курганы с остатками трупоположения // Историческая археология. Традиции и перспективы. М. 1998г.
-  Жарнов Ю.Э. Женские скандинавские погребения в Гнездове // Смоленск и Гнездово, М., 1991г.
-  Жарнов Ю.Э. Погребальный обряд в Древней Руси по материалам Гнездовского некрополя. Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 1992г.
-  Каменецкая Е.В. Заольшанская курганная группа Гнездова // Смоленск и Гнездово, М., 1991г.
-  Кирпичников А.Н. Производственный комплекс IX в. из раскопок Старой Ладоги. // Ладога и ее соседи в эпоху средневековья. С-Пб, 2002г.
-  Ковалевская В.Б. Компьютерная обработка массового археологического материала из раннесредневековых памятников Евразии. М.2000г.
-  Кочкуркина С.И. Юго-восточное Приладожье в X-XIII вв. Л. 1973.
-  Кочкуркина С.И., Линевский А.М. Курганы летописной веси. Петрозаводск, 1985г.
-  Лихтер Ю.А., Щапова Ю.Л. Гнездовские бусы. По материалам курганов и поселения // Смоленск и Гнездово, М., 1991г.
-  Львова З.А. Стеклянные бусы Старой Ладоги. Часть I. АСГЭ, вып. 10, Л., 1968г.
-  Мажитов Н.А. Курганы Южного Урала VIII-XII вв. М. 1981г.
-  Мастыкова А.В. Стекло Юго-Восточной Европы в.п. I тыс. н.э. Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М. 1993г.
-  Мовчан I., Боровський Я., Гончар В. Новi знахiдки з дружинного некрополя Верхнього Киева // Дружиннi сарожитностi Центрально-схiдноi Европи VIII-XI ст. Чернiгiв. 2003 р
-  Попова В.М. Гнездовские бусы: Дипломная работа, защищенная в 1980 г. Рукопись хранится на кафедре археологии МГУ.
-  Пушкина Т.А. Височные кольца Гнездовского комплекса // Труды V международного конгресса славянской археологии. Т. III, вып. 1б, секция V. М., 1987г.
-  Станкевич Я.В. Шестовицкое поселение и могильник по материалам раскопок 1946г. // КСИА № 87 М, 1962г.
-  Фехнер М.В. Внешнеэкономические связи по материалам ярославских могильников // Ярославское Поволжье X-XI вв. М. 1963.
-  Хамайко Н.В. Язичницькi старожитностi Шестовицького дружинного курганного некрополю (X- початку XI ст.) (за матерiалами жiночих прикрас) // Дружиннi сарожитностi Центрально-схiдноi Европи VIII-XI ст. Чернiгiв. 2003 р
Ярославское Поволжье X-XI вв. М.1963
-  Andrea R. Mosaikaugenperlen. Untersuchungen zur Verbeitung und Datierung karolingenzetlicher Millefioriglasperlen in Europa // Acta Prachistorica et Archaeologica. № 4, 1973. Berlin, 1975.
-  Callmer J. Trade beads and bead trade in Scandinavia ca. 800 – 1000 AD. Bonn – L und, 1977.






 



Нравится